ШАНХАЙ – ЖЕМЧУЖИНА ВОСТОКА

Вопрос – «Бывали ли вы в Китае?», является своеобразным тестом для россиян. Туристическая индустрия эконом-класса имеет свои излюбленные брэнды: Египет, Турция, Кипр, Хорватия… Лично у меня в отношении Китая глубоко засела в сознании страшилка времен Великой культурной революции, в которой без конца повторялись хунвейбины, дадзы-бао, цитатники Мао и банда четырёх. Все это не создавало благоприятного фона для знакомства с Китаем.

В нашей семье был один человек, который в 60-е годы прошлого века проработал около года в Поднебесной – это мой тесть, Виталий Федорович Дрюков. Ему как специалисту по строительству атомных объектов довелось прожить на территории нашего восточного соседа до того, как Хрущев рассорился с Мао. В память об этом визите в семье сохранилось несколько безделиц, включая фарфоровых слонов, покрывала, скатерти и двух милых скульптурок «доброго Будды», увешенного круглолицими мальцами с раскосыми глазами.

Первая моя попытка посетить Поднебесную сорвалась по бюджетной причине: турне требовало большой суммы. Во второй раз я оказался без загранпаспорта на руках. Зато в третий раз я вцепился в предложение компании «Дельконт» двумя руками, и моментально отправил организаторам поездки заполненную анкету.

Все сходилось как нельзя лучше: время вылета и прилета, пауза в работе, маршрут и, конечно, стоимость. Список попутчиков ни о чём мне не говорил, я знал из тридцати человек только одного – руководителя делегации, Владимира Николаевича Гавриленкова, ген. директора компании «Дельконт». Вместе с его фирмой Союз Дизайнеров России уже не один год проводит конкурс российский модельеров «Экзерсис».

Дорога предстояла не близкая: восемь с половиной часов лёта до Шанхая. Следовательно, две ночи на борту самолёта можно вычеркнуть из жизни. У меня такое встречается регулярно при полётах на Восток: в Хабаровск, Красноярск, Улан-Удэ, Иркутск, Владивосток. Было так и в 1999 году, когда мы с Львом Александровичем Кузьмичевым летали в Сидней, и два года спустя, почти в той же компании, плюс Андрей Бобыкин – в Сеул на Конгрессы ИКСИДа. Но этот опыт имеет одну особенность: он не избавляет от послеполётного синдрома сонливости, которая рассасывается только на третий день.

Аэропорт Шанхая поразил своими размерами и конструкцией потолка. Тридцать «ворот» международного сектора и вантовая, невесомая подвеска потолка – такого объёма под одной кровлей мне ещё видеть не приходилось. Погрузка в автобус заняла не много времени. Пока рассаживались, происходило знакомство с гидами и переводчиками. Старший по команде оказалась невысокая, подвижная женщина по имени Сьюзи. У неё в помощниках был средних лет переводчик по имени Саша и две юные переводчицы - Лена и Жанна.

Вторым после аэропорта «чудом» стала скоростная дорога на магнитной подушке. Поезд развивает скорость до 500 км/час и преодолевает расстояние в 30 километров от аэропорта до Сити за 10 минут. Он дважды встречался нам на пути, но зафиксировать глазом это «чудо» оказалось просто нереально. «Война – войной, а обед – по расписанию», - как говорил великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Первое, о чём нам сообщили наши гиды, что мы едем на обед в Гранд-отель, расположенный в двух шагах от нашего будущего пристанища, гостиницы «SeaGull», что в переводе означает «Чайка». О китайских трапезах я расскажу отдельно, поэтому перехожу к следующему сюжету.

Итак, выставка «Shanhay Interstoff” – младшая сестра такой же экспозиции во Франкфурте-на-Майне. В гостях у старшей сестры мне довелось побывать в далеком 1990 году вместе с делегацией советских дизайнеров. Тогда шок от увиденного рассосался только через полгода. За 15 прошедших лет довелось повидать много удивительного, поэтому шанхайская выставка текстиля особо воображение не поразила. Пользуясь случаем, заглянул и на соседнюю национальную выставку республики Корея. В сумме впечатления весьма положительные, о чём свидетельствуют кадры, запечатлевшие фрагменты двух экспозиций. Надо честно признаться, что такого разгула экспозиционного дизайна, который наблюдается в последние годы в России в Китае не встретишь, хотя общая культура представления фирм и экспонатов довольно высокая. Особенно любимый мотив оформления – надувные арки и шары, самый популярный в Китае цвет – красный. И так по всем городам, где нам пришлось побывать.

Следующий день я решил посвятить знакомству с Шанхайским музеем. Это новое пятиэтажное здание расположено на Народной площади в центре города, среди моря цветников. Конец октября не чувствовался при взгляде на ландшафт. Качество зелени было летним, а воздух к полудню прогревался до +30. Ну, чем не наш июль? Музей превзошёл мои ожидания. Емкое и удобное здание, все этажи которого связаны не только эскалаторами, но уже привычными для заграничных музеев лифтами для инвалидов. В экспозиции представлено несколько изумительных коллекций: традиционная китайская живопись, костюм и текстиль, керамика и фарфор, дерево, включая мебель и, несомненно, искусство калиграфии. Обойти всё за один раз оказалось мне по силам. Параллельно успевал фотографировать на «цифру» запомнившиеся экспонаты. Время до обеда пролетело незаметно, не хватило только получаса на полноценный осмотр музейного магазина, что компенсировали другие торговые точки.

После трапезы вся группа направилась на очередную выставку «Shanhay Fashion Week», расположенную на территории старого Экспо-центра. Здание данного комплекса выполнено в стиле сталинского ампира и как две капли воды похоже на московскую ВВЦ. Здесь нас встретила довольно интересная международная экспозиция, чередовавшаяся показом коллекций pret-a-porte. Особых открытий осмотр выставки не принёс, но ощущение, что Китай постепенно перетягивает к себе мировой центр бизнеса и моды на себя, – осталось.

В конце дня состоялась первая из серии экскурсий на шелкоткацкие предприятия. В прямом смысле производственным предприятием эти туристические центры назвать нельзя. Открытые для посещения пространства предназначены для поверхностного осмотра, трапезы (обеда или ужина) и, конечно, большого шопинга. Хорошо продуманная система отъема денег у граждан не вызывает раздражения. Выбор товаров вызывает уважение. В супермаркете есть зона сувениров, одежды, аксессуаров и, как водится, бар с напитками. Сама технология получения и производства шёлка представлена довольно наглядно, хотя производственное оборудование явно родом из XIX века. Персонал, независимо от времени дня и ночи вежлив и предупредителен, и при случае не забудет о скидках и презентах в момент оплаты покупки.

Третий день прошел под лозунгом поездки в город Худжоу – центр шелковой промышленности Юго-востока Китая.

Юрий Назаров 2005 г.